Прокурорское озеро

Впрочем, однажды заместитель прокурора позавидовал: мол, почему у Виктора Ерофеича дача есть, а у него нет, и нагрянул с проверкой: на каких, мол, основаниях, гражданин начальник участком завладел. Собственно говоря, пришел-то не совсем по своей воле, а высокое столичное начальство распорядилось: надо бы для столичных хапуг пример подать, прецедент, так сказать, создать. Документов, подтверждающих право аренды береговой линии, никаких нет. Да и кто мог подумать, когда строилась дача, что они когда-нибудь понадобятся? Тем более прокурору.

Делать, впрочем, нечего. Посидели прокурор с прокурором на даче, подумали, усы в вискаре намочили, головы седые почесали.

- Слушай, Ерофеич, — говорит зам, — а ведь когда я к тебе на крестины внучки приезжал, ну помнишь, дом-то у тебя на горке стоял - Точно, Егорыч, кажись и вправду повыше был - И забор, я смотрю, тонет, совсем в воду ушел - И не говори, пришлось причал строить, того и гляди, дача вот-вот утонет - Но ты не переживай, Ерофеич, зато смотри, какая теперь красота вокруг, лепота… И начали прокуроры проверять озеро, возбудили проверку.

По какому это такому праву оно за пределы охраняемой береговой линии вышло и на дачи трудящегося люда наступает. Кто дал ему это право?

Выяснилось, что во всем отдыхающие, которые в воду лезут, виноваты. Парадоксальная ситуация? Между тем, несогласованность российского законодательства в вопросах землепользования и охраны природных ресурсов дает немало возможностей для самых неожиданных бюрократических маневров.

Между тем, народ бьет тревогу, а в Ленобласти приостановили заключение договоров аренды береговых линий. Война желающих свободно пользоваться водными ресурсами региона идет с переменным успехом, но выигрывают в ней те, кто лучше владеет бюрократическим языком.

Подробности – в ближайшем выпуске журнала «Загородное обозрение». В продаже с 1 сентября.

Комментирование закрыто.