Олонец — столица деревень. Часть 3

Туристы, как ни странно, здесь водятся в достаточном количестве. Главная причина — наличие в Олонце и хорошей гостиницы (с горячей водой!), и музея с библиотекой, которые язык не повернется назвать провинциальными, да окрестные красоты: исторические деревни на низких берегах рек, скромное обаяние приладожской низменности, весьма переиначенной мелиорацией, и висячие мосты над холодными водами.

Есть и тривиальная причина — город хоть и в стороне от трассы на Петрозаводск, но недалеко, и многие путники заворачивают по указателю «Олонец 14 км». А уж от мурманчан здесь отбою нет — в начале лета каждый вечер перед гостиницей рядами стоят запыленные машины тех, кто едет на юг глотнуть хоть немного тепла. По словам сотрудников Олонецкого музея, едут к ним вовсе не только финны-пенсионеры, ностальгирующие по несбывшейся «Восточной Финляндии» (многие дедушки, кстати, оказываются ветеранами Второй мировой, или, как здесь ласково говорят, «оккупантами»).

Основная часть гостей — это как раз жители России, которым вдруг захотелось узнать о самом карельском городе Карелии. Да, Олонецкий район считается самым национальным — здесь 60 процентов населения называют себя карелами-ливвиками (то есть олонецкими, отличающимися языком и обычаями от карелов других областей).

Заказы на экскурсии поступают постоянно, причем осмотр музеем не ограничивается — туристам показывают город и как бонус деревню Большая Сельга. Деревня крайне необычная.

С одной стороны, она жилая, то есть не музейный комплекс для туристов. С другой — в ней каким-то чудом сохранилась историческая застройка: огромные дома с резьбой, амбары; планировка улицы отдает седой древностью.

Особенно полюбили эту деревню киношники. Уже три фильма отсняты в Сельге, причем в двух из них дело происходит…

в Сибири, и зимой. Почему-то считается (но этнографы и архитекторы это, разумеется, отвергают), что карельская деревня ну так похожа на сибирскую, что никто не отличит. Разве что заборы приходится строить острожные — в Карелии отроду таких заборов не знали.

Комментирование закрыто.